Охота с гончими на Кубани - Охота

В выходные планировалась охота с бригадой Ковалева, Юханова с сыном Романом и Зуевым. Пригласили соседей, Братусина Александра со своей бригадой. У меня есть две лицензии по АЧС на кабана: инструктирую всех, что можно стрелять также всех хищников.

Фото автора

Решили начинать охоту в Лиман Подах. Из урочища берут начало четыре основных перехода через каналы, удобные для успешной добычи зверя, которые и сейчас вытоптаны свежими следами зверей и даже кабаном.

«У нас в этот день охотников достаточно», – говорит егерь нашего общества Александр Викторович Буртовой. «Перекроем все и попытаемся взять кабана». Поджарый, легкий на подъем, фору даст любому из нас, хотя и разменял уже 73-й годок.

На первом переходе, через который в прошлом году при облавной охоте ушло два волка, оставляем Зуева, дальше Викторовича, брюховчан и Юханова. Я с Романом устраиваюсь на центральном переходе, на невысоком холме у канала. Все вокруг видно как на ладони. Вокруг камыши, слева вдалеке вторая ферма, прямо к нам подходит один из каналов, справа, в километре, первая ферма. Роман подламывает камышинки вокруг нас для лучшей съемки. Егерь Сергей Пестрядин со стороны второй фермы ставит стрелков и направляет загонщиков с русскими гончими, их у нас в этот день около десятка. Минуты ожидания на номере утомительны и в то же время приятны. За это время твоя фантазия рисует и представляет различные картины удачной охоты и чтобы все это успеть снять на видеокамеру.

Мечтать не вредно… Вот и начало гона. Слева, под второй фермой, собаки дружно взялись и погнали зверя через первый чек, через канал, затем оттуда донеслись два далеких выстрела. Позвонил Есин: «Четыре собаки угнали лисицу в сторону хутора Дальний, ушла вне выстрела, пойду за ними». Опять тишина и ожидание.

Далеко, под первой фермой, еле слышно доносится добор собаки, затем азартный гон, выстрел и еще два. Позвонил Пестрядин: «Моя выжловка Песня полчека подвизгивала, зверя добирала и в камышах под первой фермой подняла кабана; метрах в тридцати стрелял прямо в морду, он – на дыбы, крутанулся и исчез в камышах: наверное, выше взял». Мимо нас через переход вернулись на гон и выстрелы гончаки, угнавшие лисицу, сейчас начнется «веселье».

Через минуту вся стая гончих залилась в камышах. В полкилометра от нас, в сторону номера Зуева, выходит в поле мысок камыша, оттуда на махах выбегает кабан, пробегает метров сто по траве, крутит и уходит назад; за ним, метрах в двадцати, с различными голосами четыре собаки – красота неописуемая. Практически из того места Песня выгоняет второго кабана, и история повторяется: сначала он бежит в нашу сторону, затем крутит и уходит обратно в камыши. Вижу, что из этого мыска вышли еще три прошлогодних подсвинка и направились в нашу сторону, однако развернулись и ушли обратно, жалко, хлопцы не успели добежать.

Гон продолжается, покрутили и пошли через чеки внутрь урочища. В камышах трудно перехватить зверя, надо держать дальние переходы.

Напротив меня, за каналом, в четвертом чеке слышится выстрел и следом второй, однако собаки, не задерживаясь, гонят дальше. Что там происходит? Если взяли, то почему собаки пошли дальше или ушли по другому зверю? Звонит Ковалев: «Песня пригнала хряка, по камышу только холка мелькала, я его достал и завалил со второго выстрела, а собаки погнали дальше, наверное, другого».

На в этот день хватит, зверь добыт, надо ловить собак. Чудинов рассказывал, что собаки догнали и окружили кабана, он пугнул их, те бросили и вышли из камыша. Да, кабан – достойный противник, наши собаки уже были под ним, поэтому на рожон не лезут. Я уже видел, как собака от удара кабана подлетала выше камыша. К Сазонову прямо в ноги прибежал один, затем второй заяц, он не стрелял, зато потом получил удовольствие: вторым выстрелом добыл шумового шакала.

Подошли застрельщики, решено было ехать искать добытого вепря, потому что и сам Ковалев уже не особо ориентируется, где он лежит и возле какого дерева. Растянулись цепью по этому чеку искать залом камыша, прошли уже три дерева, а зверя не видно. Случайно на него наткнулся Зуев Володя. Крупный секач, худой, горбатый и вонючий, со здоровенными копытами, килограммов под сто двадцать. Середина декабря, период гона у свиней, в поисках невесты он забрел в наши края и попался. Все собираемся у добычи, молодежь фотографируется, я закрываю лицензию.

На другой день, учитывая удачный вчерашний опыт, решено было провести охоту в том же составе в Андреевской балке. С нашей стороны поле озимых, на котором после уборки кукурузы на поверхности встречается много остатков и даже целых початков. Все поле вытоптано старыми и свежими следами кабанов, они сюда ходят на кормежку. Настроение у всех заметно поднялось. Застрельщики будут держать границу с соседними районами, чтобы зверь не ушел туда, а загонщики с собаками начнут гай с Сенькиного заречка, клином выходящего на нашу сторону. Я с Юханом заезжаю в застрел вперед. Прошли заречек, собаки «повякали», но так ничего и не подняли. Загонщики переходят через лесополосу, через поле видны их фигурки, распределившиеся возле камышей. Вот добор и азартный гон; сзади у Викторовича, за выступом камыша, выскакивает и стрелой летит в поле шакал. Пока Викторович прицелился и выстрелил, шакал был уже далеко, больше ста метров от нас, – ушел. Есин успевает перехватить собак и завести их обратно в камыши.